НОРС-Р




Забыли пароль?
Регистрация
НАЦИОНАЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ РОССИЙСКИХ СКАУТОВ - РАЗВЕДЧИКОВ
НОРС-Р
Главная arrow Новости НОРС-Р arrow Скауты в Соловецком лагере: статья


Скауты в Соловецком лагере: статья
17.11.2013

У Совета НОРС-Р завтра в повестке вопрос по установлению Памятного знака на Соловках.

Чтобы быть ближе к вопросу, предлагаем Вам статью, перепечатанную с ресурса http://www.solovki.info

...

Один из старших друзей скаутов И. Смольянинов (расстрелянный позже коммунистами) так определил скаутизм: «Скаутизм — это христианство в действии. Это — учение Христа, влитое в рамки понимания и деятельности детей».

Весной 1926 г. скаутские организации были раздавлены окончательно. Начались массовые аресты. Скаутская организация никогда не была политической, не ставила задачи борьбы с властью. Но всякое объединение людей на почве общих интересов, хотя бы и не враждебным власти, рассматривалось как опасное, чужое. Во внутренней политике страны царил лозунг: «Кто не с нами, тот против нас». Или — или. Аполитичность каралась жестоко. Эти меры затронули и скаутов. Весной начались массовые аресты. Затем последовали ссылки в лагеря сроком на 3–8 лет, ссылки в Северный край, Сибирь, Туруханск, Казахстан, ограничения проживания в крупных городах — минус 3, минус 6, минус 12. Трое скаутов были расстреляны (Д. Шипчинский, Ш. Гурвич, В. Юрканский).

Некоторые из скаутов отбывали наказание на Соловках. Сын председателя всероссийского общества содействия мальчикам-разведчикам «Русский скаут» вице-адмирала И.Ф. Бострема Глеб Иванович Бострем был заключен в лагерь на три года по обвинению в шпионаже и руководстве скаутской организацией. Г. Бострем (1898 г.р.) был морским офицером, участником Первой Мировой и Гражданской войн, на Соловках — капитаном судна «Глеб Бокий», перевозившего заключенных из Кеми на Соловки. Как правило, после освобождения из лагеря следовал ряд ссылок (Сибирь, Казахстан). В 1937 г. Г. Бострем был расстрелян.

Читать статью целиком далее

Альманах «Соловецкое море». № 8. 2009 г.

Марина Леонтьева

Скауты на Соловках

 Скауты дружины «Санкт-Петербург» у Секирной горы. Фото А.Русанова 2004 г.

В апреле 2009 г. отмечается столетие скаутского движения в России. Появление в 1909 г. в Царском Селе первого скаутского отряда положило начало организованному детскому движению в России.

Идеологом скаутизма был английский офицер Роберт Баден-Пауэлл, изложивший свои идеи в книгах, одна из которых была издана на русском языке в 1902 г. — «В помощь разведчику». Молодежь в России, остро переживавшая неудачи Русско-японской войны, искала возможность что-то сделать для своей страны. Идеи рыцарства, самовоспитания, сближения с природой, закалка воли, развития характера и самостоятельности, идея служения ближним и Родине не могла не захватить молодежь и не зародить в ней светлые идеалы.

Зачинатель скаутского движения в России — офицер Лейб-гвардии пехотного полка, расположившегося в Царском Селе, Олег Иванович Пантюхов. Он организовал первый отряд из семи человек (желающих было много больше). Была разработана система организации скаутских отрядов. Они состояли из звеньев-патрулей, каждое из которых имело свой звеньевой треугольный флажок оранжевого цвета с изображением черного силуэта того зверя, чье имя носило звено (бобр, волк, белка и др.). Эмблема движения — рисунок скаута под деревом, окаймленный ободком, на котором написано: «Вера в Бога, Верность царю, Помощь ближним». Небесным покровителем скаутов избран Георгий Победоносец. Его образ изображен на золотистом шелковом знамени скаутов. Скаутский значок — в виде лилии с тремя лепестками, которые говорят о трех главных обещаниях скаута, и с девизом внизу «Будь готов!». Все законы скаутов сводились к развитию высоко-моральных нравственных качеств человека, — доброты, верности, стойкости, смелости, преданности Родине. Первые же походы, лагеря, беседы у костра, разведки так увлекали молодежь, что не было отбоя от желающих примкнуть к движению. Скаутские отряды создавались в разных городах: Петербурге, Москве, Одессе, Севастополе, Нижнем Новгороде и даже Чите.

Развитию романтических настроений, идеи близости к природе способствовали вышедшие на русском языке книги Сетон-Томпсона и «Песнь о Гайавате» Лонгфелло. Скауты не просто ходили в походы и жили в лагерях — они многому учились: оказывать первую помощь, выживать в трудных условиях, переправляться через препятствия, знали азбуку Морзе, закаляли свое тело и волю. Но все это не было самоцелью. В основе скаутизма лежит идея служения Родине, вера в Бога. Духовному развитию ребенка как личности способствовало изучение основ православия, истории своей страны. Помощь ближнему стала обязательным ежедневным правилом скаута — он не должен был спать, пока не исполнит его. А чтобы не забыть об этом, на галстуке завязывался узелок. Позднее была разработана скаутская форма: рубашка цвета хаки с погончиками, засученные по локоть рукава, шорты и синяя косынка, завязанная узлом как галстук. Обычай здороваться левой рукой очень пригодился позднее в годы гонений, — он позволял узнать своих даже среди большой толпы.

Скаутское движение просуществовало в царской России девять лет, столько же — в Советской России. В России до 1917 г. и после были иные попытки организации детского движения. Девиз «Будь готов!» очень нравился Николаю II, а цесаревич Алексей был зачислен в царскосельскую дружину. В скаутах состояло до 30-ти тысяч человек.

Начавшаяся Первая Мировая война прервала развитие скаутизма. Ушли на фронт старшие. А дальше — революция, разруха, красный террор. В эти годы скауты старались быть полезными Родине. В Севастополе, в Одессе, куда толпами стекались дети-беспризорники, скауты работали с этими детьми: собирали их на улицах, приводили в приюты, передавали Красному Кресту, делились скудным пайком, старались успокоить и утешить.

В первые годы советской власти скаутские организации существовали легально. Партия и комсомол осуществляли политический контроль этих организаций, присылали своих агитаторов. Но уже в 1921 г. стало очевидно, что попытки создать из скаутов подчиненную себе младшую группу не удаются. В жизни скаутов наступил тяжелый и ответственный период выживания в атмосфере открытой враждебности и преследований.

Всероссийский съезд комсомола признал необходимость закрыть скаутские организации «как идеологически несоответствующие коммунистическому воспитанию советской молодежи». Враждебность комсомола к скаутизму зависела от контраста между идеей религии, альтруизма и служения Родине, вложенной в скаутизм, и коммунистической проповедью ненависти, безбожия и материализма. ЦК комсомола пришел к убеждению, что скауты не пригодны в качестве подрастающей смены. Так родилось «пионерское движение». Скауты ушли в подполье. Началась трудная жизнь: слежки, обыски, доносы. Героическими усилиями скауты спасали свои знамена от усилившихся преследований, встречались тайно в подвалах, вспоминая слова своей присяги:

«Помогай больному и несчастному,
Погибающим спеши на зов…
Ко всему большому и прекрасному —
Будь готов!»

Один из старших друзей скаутов И. Смольянинов (расстрелянный позже коммунистами) так определил скаутизм: «Скаутизм — это христианство в действии. Это — учение Христа, влитое в рамки понимания и деятельности детей».

Весной 1926 г. скаутские организации были раздавлены окончательно. Начались массовые аресты. Скаутская организация никогда не была политической, не ставила задачи борьбы с властью. Но всякое объединение людей на почве общих интересов, хотя бы и не враждебным власти, рассматривалось как опасное, чужое. Во внутренней политике страны царил лозунг: «Кто не с нами, тот против нас». Или — или. Аполитичность каралась жестоко. Эти меры затронули и скаутов. Весной начались массовые аресты. Затем последовали ссылки в лагеря сроком на 3–8 лет, ссылки в Северный край, Сибирь, Туруханск, Казахстан, ограничения проживания в крупных городах — минус 3, минус 6, минус 12. Трое скаутов были расстреляны (Д. Шипчинский, Ш. Гурвич, В. Юрканский).

Некоторые из скаутов отбывали наказание на Соловках. Сын председателя всероссийского общества содействия мальчикам-разведчикам «Русский скаут» вице-адмирала И.Ф. Бострема Глеб Иванович Бострем был заключен в лагерь на три года по обвинению в шпионаже и руководстве скаутской организацией. Г. Бострем (1898 г.р.) был морским офицером, участником Первой Мировой и Гражданской войн, на Соловках — капитаном судна «Глеб Бокий», перевозившего заключенных из Кеми на Соловки. Как правило, после освобождения из лагеря следовал ряд ссылок (Сибирь, Казахстан). В 1937 г. Г. Бострем был расстрелян.

Вот список скаутов (вероятно, неполный), отбывавших наказание на Соловках: Бурман ? (1906 г.р.), Полежаев Петр (1902 г.р.), Тихомирова Екатерина (1900 г.р.), Чижов Николай (1906 г.р.), Чижов Сергей (?), Шибанов Сергей (1905 г.р.), Зотов Владимир (1904 г.р.), Сабинин Владимир (1906 г.р.), Сиротинский Евгений (1904 г.р.), Шапошников Андрей (1903 г.р.), Чешихина–Зеленова Наталья (Гурвич Вульф) (1906 г.р.), Добровольский Владимир (1900 г.р.), Зеленов Борис (1903 г.р.), Шипчинский Дмитрий (1905 г.р.). Как видно из списка, в основном это совсем молодые люди из интеллигентных семей. До ареста многие учились в институтах и техникумах и даже в старших классах школы. Злым ветром они были вырваны из своей привычной жизни и заброшены на далекий холодный остров, в чуждую среду — вперемешку с уголовниками, в голод и холод, с постоянно висевшими над всеми угрозой карцера и расстрела. Несмотря ни на что, скауты и в этих суровых условиях сохраняли верность своему братству: старались, чтобы «свои» были во всех отделениях, чтобы можно было достать лекарства, помочь больному, перевести на более легкую работу и т.п. Даже охранники признавали моральную стойкость священников и скаутов. О том, что творилось на Соловках в те годы, написано многими очевидцами — есть воспоминания Д. Лихачева, Б. Ширяева, Б. Волкова и др. Мемуары В. Зотова до сих пор находятся в закрытом хранении и недоступны. Автобиографическая книга Бориса Лукьяновича Солоневича, одного из организаторов скаутского движения в России (старшего скаутмастера), отбывавшего наказание на Соловках, к сожалению, малоизвестна. Она называется «Молодежь и ГПУ: Жизнь и борьба советской молодежи» .

 Дмитрий Шипчинский. 1910-е гг.

Дмитрий Валерьянович Шипчинский, о котором пишет Борис Солоневич в своей книге, родился в Петербурге весной 1905 г. в семье профессора Валерьяна Валерьяновича Шипчинского. Некоторое время семья проживала в Архангельске, где В.В. Шипчинский возглавлял Архангельскую метеостанцию на Соломбале. Валерьян Валерьянович умер очень рано, в 1919 г., и семья вскоре вернулась в Петроград. Дмитрий учился в Ленинградском институте живого слова, после переезда в Москву — в антропологическом институте МГУ. Его судьба связана со скаутским движением. Первый арест был в 1924 г. Но и после запрета скаутской организации он продолжал скаутскую работу, основал «Союз мыслящей молодёжи» с отделением в Москве и в Крыму. Вторичный арест его в 1926 г. связан с окончательным разгромом скаутского движения.

 Д. Шипчинский в заключении. 1926 г.

Невозможно в кратком очерке осветить все стороны жизни скаутов на Соловетской каторге. Свидетель этих лет — старший скаут-мастер Б.Л. Солоневич описал многие эпизоды из жизни скаутов на Соловках. Мы видим, что скауты и в нечеловеческих условиях сохраняли свою дружбу, оптимизм, готовность всегда придти на помощь, несгибаемую волю и веру в конечную победу. Даже там, раскиданные по разным отрядам, они отмечали день святого Георгия Победоносца и день рождения своей организации — 23 апреля, как они шутили «не оптом, а в розницу», т.к. собраться всем вместе не было возможности. Эти молодые люди были все разные по характеру, но было в них что-то одинаковое, «душевно-высокое и крепкое».

Борис Лукьянович Солоневич — интереснейшая, талантливейшая и благороднейшая личность. Его жизнь могла сложиться более спокойно и благополучно. Но он сам выбрал свой путь. Глубоко любя свою Родину, Солоневич не выдержал ухода с армией Врангеля в Турцию и вернулся из Константинополя в Крым. На свое горе! Несмотря на яростные запреты и закрытие организации в первые советские годы, скауты упрямо и гордо продолжали деятельность. Солоневич руководил ими, хотя официально служил в советских учреждениях (последняя должность — инспектор Морского флота). Арестован в 1926 г., осужден на 5 лет ИТЛ на Соловках по ст. 58.4 УК (участие или содействие организации, имеющей целью помощь международной буржуазии). Великолепное природное здоровье и творческие задатки этой богатой натуры (прекрасный организатор, боксер, борец, футболист, фотограф, врач), его смелость, находчивость не раз спасали ему жизнь, но не помогли сохранить здоровье. Солоневич в первые месяцы лагерной жизни находился на тяжелейших работах (на сплаве, по колено в ледяной воде), почти потерял зрение. Московские родные смогли выхлопотать ему направление в Ленинград на лечение, на Соловки он не вернулся, и лишь по слухам узнал о гибели своего друга — Дмитрия Шипчинского и о судьбах других скаутов. Почти ослепшим Б.Л. Солоневич покидал Соловки. После короткого и безрезультатного лечения он был переведен в Свирьлаг, откуда совершил побег невероятного мужества по бездорожью, по болотам и лесам, полным вооруженных патрулей с собаками, более 400 км до финской границы. Позднее, вспоминая своих братьев по скаут-значку и Соловкам, размышляя о судьбах этих молодых людей, Солоневич писал: «Что же заставило их не сдаться перед мощью ГПУ? Что дало им силы не отступить перед перспективой исковеркать своё будущее и, может быть, даже заплатить головой за своё сопротивление?

Да, все они скауты… Но как могло случиться, что идея воспитания молодежи, брошенная почти 30 лет назад не педагогом, не ученым, не философом, не учителем жизни, а простым боевым английским офицером, так овладела молодыми сердцами, что в дни испытаний подняла тысячи их на геройские подвиги?

Ведь вся безнадежность и опасность сопротивления была ясна каждому. Идти со своей идеей и молодым задором против колоссальной мощи ОГПУ было легкомысленно. Так что же питало несгибаемость этой молодежи в ее заранее обреченной на неудачу борьбе против давящей лапы ГПУ?

Эта мысль захватила меня. В самом деле, как определить ту силу, которая побудила безоружную молодежь бесстрашно смотреть в свирепые глаза террора, и даже здесь, в самой пасти ГПУ, не признавать себя побежденной и раздавленной. Я вспомнил сотни и сотни скаутов, их жизнь, их чувства, надежды, стремления, еще раз мысленно пробежал глазами по рядам моих соловецких друзей, заглянул вглубь своей души и уверенно ответил. — Мы не сдались потому, что нам было противно насилие над нашими убеждениями. Потому, что мы не хотели согнуться под властью грубой силы. Потому, наконец, что никто из нас не чувствовал себя виноватым перед своей родиной — Россией, которой мы служили… Мы не отозвались на предложение комсомола — калечить детские души в отрядах пионеров, и не порвали нашей братской связи из-за страха перед репрессиями ГПУ. Мы честно и прямо называли себя скаутами и так же прямо выполняли свой долг, как мы его понимали. Наша совесть и гордость не позволили нам понести к ногам ГПУ покаянной мольбы о прощении. Она диктовала нам прямой путь. Этот путь привел нас в Соловки. Ну, так что ж? Может быть, какой-нибудь скептик, волосы которого убелены пылью длинной жизненной дороги, и мог бы сказать нам тоном мягкого упрёка: «Разве стоило коверкать свою молодую жизнь из-за юной задорности и несгибаемости? Это ведь детское донкихотство».

Но ведь мы боролись не за скаутскую организацию, не за право детей собираться в патрули, носить широкополые шляпы и ходить в походы. Мы были солдатами великой армии молодежи, которая не пошла ни под угрозой нагана, ни за приманкой пайка по пути безбожия, интернационала и крови… В этой армии были бойцы разных степеней активности. Были и террористы, и боевики, и подпольщики, и политики. Скаутский отряд оказался носителем моральной силы нашей идеи. Он не успел сплотиться в кулак для политического сопротивления, но в сотнях и в тысячах городов России он показал свою несгибаемость, свою моральную силу и с честью вынес своё первое испытание, которое судьба поставила на пути скаутского братства всего мира. Русские скауты показали, что Россия, национальная Россия, может поставить их в ряды тех сыновей, которые остались до конца на русском посту…

Мы не сдались, и грубая сила могла только разметать нас по всему лицу нашей Родины. Многие погибли под ударами террора, но в душе оставшихся, закаленных испытаниями, по-прежнему горит огонёк России. И если когда-нибудь будет подсчитываться количество погибших на великом пути прогресса человечества, количество жертв в борьбе за идею правды и любви, тогда молодежь всего мира с чувством гордости и уважения склонится перед памятью русских скаутов. Ибо русские скауты даже в вихре пожара революции не склонили перед грубой силой своих знамён…»

Книга Б.Л. Солоневича написана с большой любовью к своим младшим друзьям-скаутам и посвящена им. Предлагаем вашему вниманию несколько рассказов из книги Солоневича (с небольшими сокращениями).

Леонтьева Марина Михайловна

Внучка В.В. Шипчинского, родилась в 1937 г. в Ленинграде, блокадница. Кончила Лесотехническую Академию в 1959 г., где и проработала 25 лет старшим научным сотрудником.

Солоневич, Б.Л. Молодежь и ГПУ: Жизнь и борьба советской молодежи. Издательство "Голос России". Типография "Рахвира". София. 1937. 464 с.

Версия для печати
Написал nadozheda   
Последнее обновление ( 17.11.2013 )
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >
© 2006 artist (Владимир Рябиничев), дизайн
© 2006-2012 vital (Виталий Стаскевич), верстка и программирование
© 2006-2012 nadozheda (Надежда Каркач), редактор сайта
© 2009-2012 akela (Анастасия Паршукова), редактор сайта
Работает на Joomla! © 2005-2012 - Все права защищены